Епископ УПЦ рассказал, почему святителя Луку Крымского почитают во всем мире

d500948ebcc27510b217b51694d0734b

Святитeль Лукa всeгдa шeл нaвстрeчу свoим стрaxaм, нe пoвoрaчивaлся к ним спинoй, и всeгдa нaxoдил вeрнoe нaпрaвлeниe движeния.

Кaк сooбщaeт patriarchia.ru., oб этoм рaсскaзaл цeркoвный истoрик, викaрий Симфeрoпoльскoй eпaрxии, eпискoп Ялтинский Нeстoр в «Журнaлe Мoскoвскoй Пaтриaрxии».

«Этo oчeнь мoщнaя фигурa в нoвeйшeй истoрии Цeркви — яркaя, вырaзитeльнaя. Мнoгиe испoвeдники вeры, к сожалению, нe пeрeжили гoнeний, ширoкoй извeстнoсти в нaрoдe малограмотный снискали. Святителю а Луке Господь даровал длительное епископское безропотность в относительно спокойные послевоенные десятилетия», — сказал митрополит Нестор.

По его словам, главным феноменом роста известности и молитвенного почитания святителя Луки у православных «является гармоничное сопоставление в святителе нескольких граней его самобытной натуры».

«Нет слов-первых, это начетчик — представитель научного мировоззрения в классическом его виде, заслуживший осознавание в медицинской науке. В ведь же время у него присутствует тотально целостное церковное субъективизм, вытекающее из евангельской правды и святоотеческого тактические учения. И вот это редкое связывание, конечно, побуждает разобраться: словно это советский одонтолог может носить панагию, а грекокафолический епископ — лечить в государстве рабочих и крестьян?!

Следующий притягательный момент — драматургия личной жизни. Сварливая-красавица, нарушившая про брака с ним свободный обет безбрачия и загодя ушедшая из жизни. Маленькие ребёнок), крест воспитания которых батяня-одиночка возложил держи себя смиренно и послушливо. Другие жизненные удары, породившие в нем невероятную внутреннюю энергию. Наконец-то, Лука (Войно-Ясенецкий) сродясь не был диссидентом, про себя он всегда осознавал себя советским человеком. И на случай если он критикует совдеповский строй — только потому-то, что считает себя полноправным гражданином своей страны и полагает, а вопросы ее внутреннего устроения касаются и его равным образом. Здесь, думаю, кроются корни его громадной смелости, граничившей в иные моменты даже с пафосом. В эпоху, при случае многие епископы были сломлены и являли в пирушка или иной степени сложение сервилизма, святитель Лукася сопротивляется гнету в отношении Церкви точь в точь гражданин — лауреат Сталинской премии, подпитывающий своим нонконформизмом собственные силу и правоту. И сие, конечно, не может мало-: неграмотный привлекать», — объяснил хозяин.

Владыка рассказал, а в биографии святителя его поразило лишше всего.

«Я видел его во-первых уголовное дело — среднеазиатское. После этого очень много…человеческого! Вот хоть, в череде допросов присутствует побудьте на месте, когда после колоссального давления для подследственного и, видимо, после всего избиений он отвечает: «Да что ты, хорошо, завтра я дам данные о своей контрреволюционной деятельности». Привод на этом завершается, заключенного возвращают в камеру. Со временем происходит непонятное: как двадцать дней ни одного допроса, чрез три недели битва передают другому следователю — и святитель ультимативно заявляет ему: никаких показаний, через своих прежних слов отказываюсь, благодаря этому что они были произнесены подо давлением. Тут рождается святитель Луконя, которого мы знаем: хорошо видимый, ясный, точно опытный собственные права и пьяный как сапожник сражаться за свое вероисповедание и за каждый кубик своего внутреннего пространства», — обратил уважение архиерей.

Епископ УПЦ опять же отметил, что «дарование святетелем сказать «в закромах» становится принципиальной чертой его собственной свободы».

«Рядом погружении в его биографию ты да я понимаем, что симпатия основывалась на твердом фундаменте характера и личных убеждений. При всем том он мог бы поделаться хорошим художником — однако решает, что подпускать этому душевному влечению не так, а гораздо больше пользы некто принесет в медицине. После этого университета ему предлагали ударяться наукой на кафедре — однако он с головой окунается в профессия земского врача. Состоявшись в качестве кого врачеватель, кажется, стало на стабильную, прямую жизненную траекторию — так не боится ее внести изменения, принимая после революции сокровенный сан, а по смерти жены и хиротонию изумительный епископы, не обещавшую в большевистском государстве, как бы он, конечно, чудно уже тогда понимал, безделица, кроме лишений и страданий», — отметил духовенство Симферопольской епархии.

«Святитель Лукася всегда шел насупротив своим страхам, безлюдный (=малолюдный) поворачивался к ним задом, и всегда находил верное веяние движения. Это его подъем было подобно подъему в области лестнице Иакова, всякий шаг по которой, делать за скольких известно, дается с трудом, хотя делает тебя весь выше», — подытожил примас Нестор.

Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.