Постоянные ценности

ed2546fe6db47baf0d4888a640d68717

Рaспoряжeниe мэрa Мoсквы o нoвыx oгрaничeнияx в взаимоотношения с пaндeмиeй вызвaлo мнoгo вoпрoсoв у рукoвoдствa фeдeрaльныx стoличныx музeeв: с тeкстa укaзa былo нeпoнятнo, зaкрывaют ли иx вoвсe иль зaпрeщaют тoлькo прoвeдeниe мeрoприятий. Все нa слeдующий дeнь Минкультуры рaсстaвилo тoчки нaд i: кaк oкaзaлoсь, oтмeняются нe тoлькo вeрнисaжи, нo и врeмeнныe выстaвки, oднaкo пoстoянныe экспoзиции прoдoлжaют рaбoтaть.

Этa нoвoсть сoвпaлa с дoлгoждaнным oткрытиeм зaлoв русскoгo aвaнгaрдa в Нoвoй Трeтьякoвкe. Бoлee двух месяцев они были недоступны с-за августовского затопления. И видишь теперь зритель может заметить не только по всем статьям известные «хиты» (начиная недавно отреставрированные), же и произведения, прежде неважный (=маловажный) демонстрировавшиеся в регулярном режиме. (на)столь(ко), например, впервые в этом месте не по одной, а ровно по три работы Нико Пиросмани и Давида Бурлюка. Сверх того того, вернулись с зарубежных выставок полоса полотен Натальи Гончаровой и Михаила Ларионова.

Изменено и позиция тех экспонатов, кое-что не покидали своего у себя. У первого входа гостей теперича встречает «Купание красного коня» Кузьмы Петрова-Водкина, а у второго — «Черный квадрат» 1915 годы Казимира Малевича. Рукой подать зритель видит и авторское снимок 1929 года. Его впервинку включили в постоянную экспозицию прошлым в летнее время, но тогда две квадрата размещались в соседнем зале, так есть их вновь надо было пошакалить. Плюс ко всему они висели бочок о бок (можно было попиликать в «Найди десять отличий»). Не откладывая же оригинал — в отдельной витрине, и особенно на него падает выражение глаз в первую очередь, который подчеркивает историческое колесо в телеге объекта.

В целом но зал беспредметного искусства производит особое импрессия: благодаря тому зачем стены перекрасили в бланжевый, а из произведений оставили просто-напросто супрематические работы, выглядит сие мистически. Геометрические фигуры как бы парят в небесах.

Хранители Третьяковки признаются: сие экспозиция мечты. Спервоначалу такое было ужасно в силу того, почто многие вещи всегда гастролировали. Ведь в надежде получить на свою выставку лебединая песня из зарубежного музея, пора выдать туда почему-то сопоставимое. Положим а поскольку из-после пандемии выставочная практика во всем мире свелась к минимуму, работы могут увеселять посетителей на родине. И сие показательный факт. Больше того, можно болтать о кардинальной смене парадигмы музейной работы.

Вспомним тенденции последних нескольких парение. Основной приток посетителей обеспечивали аккурат временные экспозиции. Пресловутая караван на Серова стала символом сего процесса, но и за Третьяковка исправно выдавала Вотан блокбастер за другим — ретроспективы Айвазовского, Верещагина, Репина, Куинджи. В часть же русле шел и ГМИИ. «Рафаэль», «Тициан, Веронезе и Тинторетто», «Климт и Шиле»… По (что из перечисленных проектов стоил состояние, но и окупался с лихвой (особенно (не то учесть, что весомую фрагмент бюджета обычно обеспечивали спонсоры). А первооснова — они помогали закалять тело к искусству даже людей, неважный (=маловажный) привыкших к этой форме досуга. Весть многие отправлялись в Ясная Поляна лишь тогда, порой там проходили нашумевшие выставки.

В 2020-м любое резко оборвалось. Контакты с другими странами сократились раньше минимума, и даже передача произведений внутри страны оказалось затруднено. Произведение не только в карантинных ограничениях. Что ни попало «путешествие» музейного объекта есть расчет денег, и немалых. Транспортировка, страховка… Прибавим семо затраты на архитектуру экспозиционного пространства (плод трудов фальш-стен, витрин, выгородок), отблеск сопутствующих материалов и оплату работы десятков, иначе) будет то не сотен, сотрудников. В ситуации, порой крупнейшие учреждения лишились львиной доли доходов с-за сокращения потока посетителей, сие становится непозволительной роскошью. Сан нюанс: такие музеи, точь в точь ГМИИ и Третьяковка, проводят и старый и малый выставки на собственные фонды, из государственного бюджета финансируется только лишь базовая деятельность.

Возьми этом фоне двухмесячный интердикт временных экспозиций — мало-: неграмотный такая уж и холокост. Да, обидно следовать срыв того немногого, фигли все-таки оставалось в планах. С кто-то другой стороны, теперь как не бывало никаких сомнений, в чем дело? если чем и может Третьяковка привлечь посетителей, круглым счетом это постоянной экспозицией. Гляди он, момент, поздно ли надо достать с закромов всё лучшее!

Посетители, привыкшие к европейским ценностям (в прямом смысле), известно, приуныли. Но тем интереснее испытывать, что же у нас принимать своего, московского. Неважный (=маловажный) секрет, что крупнейшие музеи неприметно демонстрируют лишь малую долю принадлежащих им сокровищ, а завсегдатаи хотя (бы) не заглядывают в залы постоянных экспозиций. «Что я там не видели?» Днесь и у публики особого выбора никак не будет, и музеям придется забацать максимум, чтобы поберечь хотя бы какую-ведь посещаемость.

Переосмыслив начинка залов авангарда, Третьяковская галерея предугадала развитие событий и, быть может, задала новый тренд. Под стать, впереди — обновление других частей экспозиции получай Крымском валу. Делать что примеру ГТГ последуют другие музеи, ценителям прекрасного (здоровым и смелым) вправду будет чем предпринимать в ближайшие месяцы. Во оно, импортозамещение.

Создатель — кандидат искусствоведения, проректор редактора отдела культуры газеты «Известия»

Both comments and pings are currently closed.

Comments are closed.